Следствие вели... с Леонидом Каневским. Африканская страсть

Все серии


Следствие вели... с Леонидом Каневским. Африканская страсть

Loading...

Лето олимпийского 1980 года. Минск. В кабине лифта многоквартирного дома находят убитого африканца. Жертвой стал студент минского вуза, сын одного крупного чиновника, отвечающего за поставку в СССР редкого сырья для военной промышленности. Убийство молодого человека похоже на какой-то дикий ритуал. Возникает версия: с африканцем расправились его соотечественники. Но как проверить это предположение? Подозрение падает на чернокожего приятеля погибшего, в комнате которого находят странные ритуальные предметы...

Фильмы демонстрируются на основании стандартной лицензии Youtube



Они учились в СССР

Что будет, если посадить гражданина только что получившей независимость африканской или азиатской страны на самолет и отправить его на несколько лет в советскую Москву? Обучить его там русскому языку, дать высшее образование, на летние каникулы отправлять его строить БАМ или просто на черноморский курорт – и все за счет советского государства...

Такой эксперимент начали проводить в Москве 50 лет назад, когда там открылся Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы.

Очарованный спутником

Шриланкиец Камал Джаянандан приехал учиться в Университет дружбы народов в 1964 году, через четыре года после его основания.

"Я был очарован Советским Союзом с детства, - рассказал Камал bbcrussian.com по телефону из Канады, где он живет сейчас. - Могу даже назвать дату - 4 октября 1957 года, когда СССР запустил первый спутник. Мне тогда было 13 лет".

Вскоре Камал стал членом Лиги дружбы между Шри-Ланкой и Советским Союзом и регулярным посетителем библиотеки советского посольства в Коломбо. Чтобы Советский Союз оплатил перелет в Москву, учебу, общежитие, стипендию и теплую одежду, соискателям нужно было не только предъявить аттестат об окончании средней школы, но и пройти собеседование. "Там был человек из советского посольства, и я без запинки ответил на все его вопросы", - вспоминает Камал.

Хочешь воспитать буржуа – отправь его в СССР

Вдохновленный достижениями советской науки, Камал, по его собственному признанию, приехал в Советский Союз по практическим, а не идеологическим соображениям. Он говорит, что, хотя иностранцы по желанию ездили на стройки века, помогали собирать картошку в колхозах и участвовали в параде на Красной площади 7 ноября, никто не пытался "промыть им мозги".

"Я не думаю, что на студентов оказывали давление, - рассказала Валентина Полухина, преподававшая русский язык в РУДН с 1962 по 1972 год. – Надеялись на то, что 4 или 5-летнее пребывание в стране само по себе будет их воспитывать".

Впрочем, иногда такое воспитание реальностью имело противоположный эффект. "Тогда говорили: если хочешь воспитать борца или коммуниста, отправь его на Запад. Если хочешь воспитать буржуа – отправь его в Советский Союз, - рассказал bbcrussian.com профессор РУДН Аль Джанаби, который сам учился в Москве в 1970-е годы. - Через определенное время наступало разочарование в идеалах. Советская реальность была очень далека от той, о которой они читали".

По словам Полухиной, отчасти студентов пытались оградить от этой реальности. Она жила в коммунальной квартире, и ей не рекомендовали приглашать к себе домой студентов - из-за скромных жилищных условий.

Иностранные студенты тоже могли рассказать профессорам о своих странах много того, о чем советские газеты умалчивали. Поэтому с преподавателей специально готовили к таким разговорам. "Приезжали лекторы и информировали нас о том, что происходит в мире, - вспоминает Полухина. - Нам сообщали то, о чем большинство граждан Советского Союза не знали".

Советских студентов в РУДН отбирали так же тщательно, как и преподавателей. Предполагалось, что они будут помогать иностранцам в учебе и поддерживать в университете дух интернационализма. В общежитии, где в комнате было по три человека, студентов старались расселить так, чтобы на двух иностранцев из разных стран приходился один советский студент.

"Отбирали ребят, которые были активными, зарекомендовали себя в школе не только как отличники учебы, но и как активисты, - рассказала bbcrussian.com выпускница 1983 года, арабист Елена Савичева, которая сейчас преподает в РУДН. - Брали тех, кто отслужил в армии и проявил себя с самой лучшей стороны".

На особом положении

На курсе Савичевой советских студентов было примерно четверть, а в первое десятилетие существования университета – и того меньше. У иностранцев, попадавших в УДН, была масса привилегий.

"В УДН все делалось по высшему разряду, - рассказал bbcrussian.com ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Сергей Мазов. - Там были спецбуфеты. В ГУМе была закрытая секция, где отоваривалась номенклатура. Африканские студенты могли купить там теплые вещи на деньги, которые им выдавали помимо стипендии. Иные советские студенты в 1960-е годы жили хуже".

Впрочем, несмотря на все льготы, были случаи, когда студенты из развивающихся стран в Москве выражали недовольство своим положением. Большинство иностранных студентов, попадавших в УДН, были из вполне обеспеченных семей - ведь для того, чтобы претендовать на обучение в Москве, нужны были образование и связи.

"Есть письма этих студентов с жалобами, что некуда пойти, негде развлечься, в магазинах нечего купить, - рассказывает Сергей Мазов. - Это пишут студенты, которые могли сравнивать. Они побывали в западноевропейских столицах. Кому-то жизнь в Москве казалась тусклой".

Некоторые студенты компенсировали отсутствие светской жизни бурной политической деятельностью. Это не нравилось властям, предпочитавшим, чтобы гражданскую активность иностранные студенты проявляли не в СССР, а по возвращению к себе домой.

По словам историка Людмилы Пономаренко, когда в 1960-е годы кубинские студенты начали "проталкивать идеи Че Гевары" среди латиноамериканских студентов УДН, руководство вуза постепенно уменьшило кубинское землячество. Университет обратился в Минвузу с просьбой распределять кубинцев по другим учебным заведениям СССР, где не было большой латиноамериканской общины.

Случалось студентам УДН участвовать и в политических беспорядках. В 1964 году студенты из Марокко оккупировали свое посольство в Москве в знак несогласия с действиями своего правительства. Рабат потребовал от Москвы выслать бунтовщиков, однако СССР не стал никого выгонять или исключать.

Был ли расизм в Советском Союзе?

Почти каждый раз, когда студенты из развивающихся стран оказывались в центре очередного скандала, советские власти старались замять инцидент, который немедленно подхватывали западные СМИ.

"Несколько сотен студентов из Ганы и других африканских стран сегодня штурмовали Красную площадь, прямо под окнами премьера Хрущева, боролись с милицией и пробовали прорваться в Кремль", - сообщило 18 декабря 1963 года агентство "Ассошиэйтед пресс".

В этот день африканские студенты, среди которых было немало учащихся УДН, устроили манифестацию на Красной площади в связи с загадочной смертью студента из Ганы.

Тело студента Калининского медицинского института Эдмунда Ассаре-Аддо было найдено недалеко от железнодорожной станции под Москвой. Африканские студенты настаивали, что его убил советский гражданин, из-за того, что Ассаре-Аддо ухаживал за русской девушкой. Советское правительство заявило, что студент замерз в снегу в результате алкогольного опьянения.

"Если бы советское правительство тогда признало, что это было убийство, и пообещало нам найти виновных и наказать их, мы бы не устраивали никаких демонстраций, - вспоминает участник событий, врач Эдвард На из Ганы, в то время - студент Львовского медицинского университета. – Но власти говорили, что он просто замерз в снегу, и это нас возмутило".

По воспоминаниям Эдварда На в манифестации участвовало максимум человек 150, а не 400, как сообщили западные СМИ, и стычек с милицией тоже не было.

На вопрос, был ли в СССР расизм, Эдвард На отвечает категорическим "нет". "Это был отдельный инцидент", - говорит он. - "Вы не должны забывать, что большинство русских людей были к нам дружелюбны. Нас приглашали в гости, некоторые из нас даже женились на советских женщинах".

Студенты из Африки начали приезжать в Советский Союз в конце 1950-х годов. В 1961 году в СССР было около 500 таких студентов, а к концу 1960-х их насчитывалось уже несколько тысяч. По словам Сергея Мазова, в процессе формирования в СССР африканской диаспоры возникали "трения в основном на бытовой почве, неизбежные при контакте незнакомых друг-другу цивилизаций".

"Нельзя сказать, что это был расизм, - рассказал К.К. Айивор из Ганы, учившийся в МГУ в 1960-е годы. – Конечно, всякое бывало. Например, когда мы кадрили девушек на улицах. Но того, что сейчас рассказывают о скинхедах в России, тогда не было".

Остров безопасности

О скинхедах в Российском университете дружбы народов узнали в конце 1994-го года, вспоминает Зенебе Кинфу, приехавший учиться в УДН в годы перестройки из Эфиопии. Тогда в районе университета стали появляться группы агрессивных молодых людей, нападавших на студентов.

"В то время появилась проблема наркотиков, - рассказывает Зенебе Кинфу, который сейчас преподает в РУДН международную журналистику. - Кто-то предлагал, чтобы мы продавали, кто-то спрашивал, можно ли у нас купить".

По его словам, с 2000 по 2005 год скинхеды буквально преследовали студентов РУДН. А потом ситуация изменилась к лучшему. Не то, чтобы скинхедов стало меньше. Скорее, африканцы научились выживать в условиях Москвы. " Посольства и российские правоохранительные органы разработали систему, по которой иностранцы перемещаются по городу по определенному маршруту, - говорит Зенебе Кинфу. - Например, мы никогда не появляемся на спортивных стадионах, где бывают такие агрессивные ребята. Обычный маршрут - это магазин-дом".

Впрочем, не все согласны сидеть дома. "Для меня, как для чернокожей студентки, университет – это единственное безопасное место в Москве. – говорит Закия Кунге, студентка 4-го курса РУДН из Ганы. – Но не могу же я все время сидеть у себя в комнате. Мне нужно в магазин, мне нужно в гости, я пою – у меня концерты бывают. Так что каждый раз, когда еду в город, я просто надеюсь, чтобы со мной ничего плохого не случится".

По словам Зенебе Кинфу, сообщения об убийствах на расовой почве не могли не повлиять на репутацию российского образования в Африке. Впрочем, это не единственный фактор.

"Сейчас в развивающихся странах стало больше вузов, там открываются филиалы иностранных университетов. И многие африканские студенты предпочитают учиться у себя дома", - говорит Кинфу. По словам Кинфу, теперь многие африканцы едут учиться в Индию - там дешевле.

Леонид Каневский

Леонид Каневский родился 2 мая 1939 года в Киеве. Его родители к искусству отношения не имели. Правда, мама в юности училась в Киевской консерватории, но в семнадцать лет вышла замуж, и с консерваторией пришлось распрощаться. Отец же по профессии был технологом-фруктовщиком. Он очень любил свою профессию и хотел, чтобы и сын пошел по его стопам.
Юный Леонид, однако, мечтал совсем о другом. С одиннадцати лет он хотел стать артистом. Окончив школу, семнадцатилетний паренек отправился покорять Москву.
Поступить в театральное оказалось совсем не просто. В Школу-студию МХАТ Леонида не приняли. Великий Масальский, сложив пальцы трубочкой и приставив ее (трубочку) к глазу, сказал: «Не наша фактура!». То же самое его ждало и Щепкинском училище. Вновь юноша услышал, что не подходит по фактуре.
Удача Каневскому улыбнулась в Театральном училище им. Б.В. Щукина. Он был зачислен на курс Веры Константиновны Львовой. Здесь же ему довелось учиться у замечательных педагогов Цецилии Львовны Мансуровой и Владимира Георгиевича Шлезингера. Педагогом по художественному слову был знаменитый чтец Яков Михайлович Смоленский. Вместе с Леонидом Каневским учились: Василий Ливанов, Андрей Миронов, Зиновий Високовский и Ольга Яковлева.
По окончании в 1960 году Щукинского училища Леонид Каневский был принят в труппу Московского театра имени Ленинского комсомола. В 1967 году он перешел в Театр на Малой Бронной.
Дебютировал Леонид Каневский в кино в 1965 году, снявшись в сказке «Город мастеров». А спустя три года на экраны вышла искрометная комедия «Бриллиантовая рука». Каневскому досталась совсем небольшая, почти эпизодическая роль контрабандиста. Начинающий актер сам придумал текст, придумал, как все это обыграть, и роль получилась удивительно смешной, запоминающейся. Это был его первый большой успех.
Всесоюзную славу актеру принесла роль майора Томина в знаменитом телесериале «Следствие ведут Знатоки». Первые четыре фильма вышли в 1971 году и сразу обеспечили главным героям невероятную зрительскую любовь. В какой то степени этот успех был прогнозируемым. Детективный, лихо закрученный сюжет, обаятельные и такие непохожие Знаменский (Георгий Мартынюк), Томин (Леонид Каневский) и Кибрит (Эльза Леждей) – это и стало залогом популярности. Но вот то, что сериал затянется на многие-многие годы, вряд ли кто ожидал. На протяжении двух десятилетий зрители с неослабевающим интересом следили за очередными расследованиями Знатоков.
Не меньшей любовью Знатоки пользовались и у правоохранительных органов. Знаменитые концерты, посвященные Дню Милиции, практически никогда не обходились без их выступлений. Вспоминает Леонид Каневский: «И вообще, в Союзе не было такого горотдела милиции, который бы не приглашал нас выступить. Нас передавали, как эстафетную палочку. Знали, например, что я люблю париться, а Герка обожает пельмени. Встречавшие нас милицейские руководители еще у трапа самолета говорили: «Семеныч, банька топится. Яковлевич, пельмени варятся». Замечательно встречали! Конечно, это давало заработок, но и интересно было безумно. Каждый месяц - минимум по две поездки. <…> Мы были чем-то вроде жилетки, в которую можно все свои беды и проблемы выплакать. Такая себе живая исповедальня. И для кого? Для тогдашнего руководства!»
О популярности Знатоков говорит такой факт. Однажды в Комсомольске-на-Амуре милицией был задержан вор в законе, живший в одной гостинице с артистами. Узнав, о том какие соседи проживали рядом с ним, он был невероятно огорчен, что не успел ограбить их. На удивленный вопрос начальника милиции, мол, что у них, артистов, и брать то нечего, тот ответил: «Не понимаешь ты, начальник. Не в этом суть. Представляешь, какой бы звон по зоне пошел, что я ЗнаТоКов обнес!»
При такой популярности и длительности сериала, Каневский не стал актером одной роли. Актер много и интересно снимался. При этом играл он преимущественно характерные роли. Удивительно, но его майор Томин да еще эпизод в картине «Весна на Одере» стали единственными положительными ролями в кино. Каневский с присущей ему легкостью и изяществом играл всевозможных жуликов, воров, гангстеров, хулиганов, или просто отрицательных типов.
Все прекрасно помнят, например, его господина Бонасье в приключенческом фильме «Д’Артаньян и три мушкетера» (1979). Как и в «Бриллиантовой руке», вновь небольшая, эпизодическая роль, и вновь успех, который стал для актера, по его собственному признанию, «полнейшей неожиданностью, хотя и очень приятной». Замечательным оказался его дуэт с Леонидом Ярмольником в детском фильме «Пеппи-Длинный чулок» (1984), где они изобразили двух жуликов-воров – Карла и Блона.
Начало 90-х. С развалом Советского Союза, стали приходить в упадок театры и кино. Многие актеры оставались без работы. Леонид Каневский вспоминает: «В то время вообще театры пустовали. Дикое было ощущение, совершенно непривычное. Понимаешь, невостребованным оказался не я, а дело, которому я служил и служу. В то тяжелое время людям было не до спектаклей. Как раз тогда Женя Арье носился с идеей создания русскоязычного театра в Израиле, собирал труппу, пригласил и меня. Я его хорошо знал, поверил и решил в свои пятьдесят круто изменить свою жизнь».
Так в 1991 году Леонид Каневкий оказался в Израиле, в Тель-Авиве, став вместе с Евгением Арье одним из основателей Театра «Гешер» («Мост»). «На первых порах было чудовищно тяжело... Трудностей хватало. Например, однажды мы четыре месяца не получали зарплату. Старая закалка помогла все это перенести. А затем театр начал развиваться, набирать обороты. Талант Жени Арье, его огромная энергия принесли свои плоды» - рассказывает Леонид Каневский.
Очень скоро театр приобрел в Израиле большую популярность, а для актеров, в том числе и для Каневского, стал настоящим домом. Здесь им было сыграно множество разнообразных ролей. Любимыми спектаклями Леонида Семеновича являются «Дело Дрейфуса», «Три сестры», «Деревушка», «Раб», «Шоша».
Там же в Израиле Каневский проявил себя в новом качестве – ведущего телепрограммы. Когда открылся русскоязычный телеканал, он был приглашен вести передачу «Хочу все съесть». Каневский согласился вести эту программу при одном условии - если она не будет копией программы Андрея Макаревича «Смак». В результате появилась новая интересная передача, которую смотрит в буквальном смысле вся страна.
А что же кино? Леонид Каневский продолжал немало сниматься. Только теперь талантом актера уже наслаждались израильские зрители. Он сыграл в довольно известных израильских фильмах: «Опоздавшая свадьба», «Электрический человек», «Еврейская месть» (роль - пятидесятилетний репатриант Натан) и других.
Со своей будущее женой Анной Леонид Каневский познакомился в 1967 году. Анна - дочь известного актера Ефима Березина – знаменитого Штепселя из киевского дуэта «Тарапунька и Штепсель», который многие годы блистал на эстрадных подмостках Советского Союза. Программы для этого дуэта писал Александр Каневский - старший брат Леонида. Он то и познакомил их. А поженились Леонид и Анна лишь спустя восемь лет.
Анна по профессии - филолог, переводчик с английского и польского языков. В 1977 году у них родилась дочь Наташа. Она окончила театральный факультет Тель-Авивского университета. По специальности Наталья - театральный дизайнер, работает на израильском телевидении.
С января 2006 года по настоящее время Леонид Семёнович Каневский — ведущий документального сериала «Следствие вели…» на «НТВ». Параллельно актёр продолжает играть в театре «Гешер». в 2009 году снялся в сериале «Семин».
Каневский сыграл роли в более чем семидесяти фильмах и много ролей в театральных спектаклях. Награждён орденом Дружбы (20 апреля 2010).
Женат на дочери знаменитого «Штепселя» (Ефима Березина) Анне Березиной. Родной брат — писатель-сатирик Александр Каневский.