Следствие вели... с Леонидом Каневским. Дело о клубничке

Все серии


Следствие вели... с Леонидом Каневским. Дело о клубничке

Loading...

Это случилось в последний год правления Брежнева. Почему роковой выстрел был сделан из табельного оружия милиционера?
Случай на границе: непристойный фильм в багаже крупного ученого.
Кто они — изготовители откровенных снимков и кинолент? Почему нашим людям не позволялось даже думать про «это»?
Голая правда эпохи пуританства и подпольная советская киностудия. Криминальная драма в стиле «ню»...

Фильмы демонстрируются на основании стандартной лицензии Youtube



Вот уже много лет сериал "Улицы разбитых фонарей", в просторечии именуемый "Ментами", лидирует во всевозможных российских кинорейтингах. Детективный сюжет и рекордно длительная популярность не может не вызывать аналогий с другим культовым сериалом на правоохранительную тематику "Следствие ведут знатоки".
Если все это принять во внимание, то суперсыщика Александра Томина вполне можно назвать многодетным отцом питерского "оперного квартета". С одной лишь поправкой. Если актеров, исполняющих главные роли в "Ментах", зрители прочно ассоциируют с любимыми персонажами, то Леонид Каневский, сыгравший Томина, запомнился по многим ролям. Его творческих диапазон необычайно широк от "очень восточного человека" в "Бриллиантовой руке" до ближневосточного Менделя в "Городе".
Народная любовь принимает иногда причудливые формы и подсказывает сюжеты, которые не снились ни одному сценаристу. Ренессанс "Знатоков" двухлетней давности привел к неожиданным результатам. Зрители присылают полюбившимся актерам письма с таким вопросом: "А почему бы группе капитана Ларина ("Менты") не послужить под началом генерала Томина?"
Кстати, а почему бы и нет? Дело в принципе за малым: произвести Томина в генералы, найти сценариста, который объединил бы любимых героев в один сериал, ну и денег раздобыть. Нереально? Наверное, хотя жизнь, повторим, иногда выкидывает такие коленца.
Несколько дней назад мне позвонил из Мюнхена знаменитый писатель и киносценарист Владимир Кунин. Он рассказал, что совсем недавно ехал в поезде, где его соседом по купе оказался "человек с удивительно знакомым лицом". Как все происходило далее, догадаться несложно. Но вы только подумайте, в Германии, в поезде впервые встретились два бывших советских гражданина, которые, казалось, обязаны были тысячи раз пересечься на съемочных площадках СССР! "Замечательный артист оказался интереснейшим собеседником и прекрасным мужиком", восторженно сказал мне по телефону сценарист и добавил: "Жаль, что он не снимался раньше в моих фильмах".
"Володя человек огромного обаяния и колоссальной положительной энергетики. Жаль, что мне не довелось сниматься в его фильмах", сказал мне артист в тот момент, когда мы договаривались с ним об этом интервью.


- Леня, ты убежденный сионист? Говорят, в начале 1990-х из Москвы уезжали либо сионисты, либо те, у кого что-то не получалось в профессиональной сфере. Про наличие каких-либо проблем в твоем творчестве я не слышал, выходит...
- Ну, уж во всяком случае меня "колбасным репатриантом" не назовешь! Если у меня и были какие-то профессиональные проблемы, то не личного характера. В то время вообще театры пустовали. Дикое было ощущение, совершенно непривычное. Понимаешь, невостребованным оказался не я, а дело, которому я служил и служу. В то тяжелое время людям было не до театра. Как раз тогда Женя Арье носился с идеей создания русскоязычного театра в Израиле, собирал труппу, пригласил и меня. Я его хорошо знал, поверил и решил в свои пятьдесят круто изменить свою жизнь.

- А была уверенность, что в Израиле театр окажется востребованным?
- Надежда, во всяком случае, была. Дело выглядела безумно интересным. Создать театр, что называется, с нуля, как когда-то мы создавали "Ленком". Репетировать мы начали буквально в первый же день после приезда в Тель-Авив. Довольно быстро выяснилось, что играть нам придется на иврите, иначе экономически не выстоять. На первых порах это было чудовищно трудно. Трудностей вообще хватало. Например, однажды мы четыре месяца не получали зарплату. Старая закалка помогла все это перенести. А затем театр начал развиваться, набирать обороты. Талант Жени Арье, его огромная энергия принесли свои плоды.

- Да, но русскоязычный театр, который ваш главреж мечтал когда-то создать, превратился в ивритоязычный.
- Это жизнь, а она диктует свои законы. Мы стали государственным театром, и это я считаю большим достижением.

- И все же, Леня, "Гешер" сегодня театр израильский, русский, какой?
- "Гешер" - русский театр в Израиле. Русский по культуре, школе, ментальности. Мы живем в театре и живем театром. Израильские актеры убеждены, что в жизни есть много интересного, кроме театра, сцена для них всего лишь место работы. У нас другая школа.

- А кого больше среди ваших зрителей русскоязычной публики или коренных израильтян?
- Интеллигенция преобладает. Поэтому взгляд в зрительный зал так меня и радует.

- Русскоязычная творческая интеллигенция Израиля нередко оглядывается на Россию. В отличие от большинства своих коллег по "Гешеру", ты оттуда приехал знаменитым артистом. В связи с этим не возникало тебя каких-то проблем в новом коллективе? Театр тонкий механизм.
- У меня к тому времени был уже немалый жизненный опыт. На театральных наших вечеринках я всегда произношу свой любимый, я бы сказал, коронный тост: "За компанию!". Компания в театре главное, она должна быть, и у нас она есть.

- Леня, в одно прекрасное и уже довольно давнее утро, ты проснулся знаменитым на весь Союз.
- Ты имеешь в виду показ по телевидению первой серии "Знатоков"?

- О "Знатоках" разговор особый. Но знаменитым ты стал раньше. После выхода на экран фильма "Бриллиантовая рука".
- Начнем с того, что текст, который произносит в фильме мой герой, я написал сам, положив за основу фамилии моих друзей. Яша Костюковский сказал после этого, что берет меня в соавторы. Съемки, конечно же, запомнились. Я был совсем молодой еще артист, а тут такая компания: Миронов, Никулин, Папанов.

- Интересно, когда артист получает эпизодическую роль, он может предугадать, предвидеть, что она окажется звездной, принесет ему популярность?
- Это невозможно. Успех этого эпизода стал для меня полнейшей неожиданностью, хотя и очень приятной.

- А бешеный успех "Знатоков"?
- Он в известной мере, был более прогнозируемым. Хотя, когда берешься за роль, думаешь в первую очередь не об успехе, а о том, как ее получше сыграть. К фильмам из цикла "Следствие ведут знатоки" я отношусь с уважением, они отражение своего времени, той эпохи и той страны, в которой мы жили. И к образу Томина тоже отношусь с уважением. Ходульным персонажем его не считаю. Томин персонаж знаковый.

- А не было опасения, что артист Леонид Каневский на всю жизнь останется оперуполномоченным Томиным?
- Честно говоря, об этом я не задумывался. В то время я работал в театре у Эфроса, это было такое счастье! Я был востребован, играл у него почти во всех спектаклях. И считался в первую очередь театральным актером. Одновременно я продолжал сниматься, режиссеры меня приглашали. Только одну роль за это время потерял. И то из-за трусости режиссера. Фамилию его я называть не буду, не для сведения счетов этот эпизод вспоминаю. Вместо меня на роль был утвержден Армен Джигарханян. Узнав всю предысторию, он очень переживал, что согласился.
Так вот, у меня не было страха остаться на всю жизнь Томиным. Образ этот, повторю, не был для меня проходным, он многого стоил. Я ведь, кстати, характерный актер, у меня вообще в кино были только две "положительные" роли. Первая - в фильме "Весна на Одере", вторая - Томин. Все прочие - воры, гангстеры, хулиганы.

- Ставшая культовой фраза "если кто-то кое-где у нас порой", как она родилась на свет?
- Ее придумал Толя Горохов. Она вполне соответствовала духу времени. Нельзя ведь было говорить, что есть в стране преступность, что и в милиции служат очень разные люди, подлинные профи и абсолютные дилетанты. Сейчас иное время, и потому вдвойне приятно было во второй раз вступить в ту же реку...

- Ты имеешь в виду "Знатоки. Десять лет спустя"?
- Именно! Теперь мы уже другие, Герка с седыми висками, все гораздо откровеннее.

- И водку вы пьете прямо в кадре.
- Мы тогда тоже просили позволить героям и водки выпить, и небольшую гулянку устроить, не разрешили.

- Зато "менты" это делают в каждой серии.
Хороший фильм, замечательные ребята. Я встречался с ними на фестивале в Юрмале, они ко мне чуть ли не как основоположнику жанра обращались. Я им сказал, чтоб прекратили из меня памятник делать. Гастролируя в Израиле, они меня приглашали принять участие в концертных программах, но я отказался.

- Леня, давай вспомним другие концерты - знаменитые, легендарные, посвященные Дню милиции. Как все это протекало?
- Мы почти всегда выступали в таких концертах. И вообще в Союзе не было такого гор.отдела милиции, который бы не приглашал нас выступить. Нас передавали, как эстафету. Знали, например, что я люблю париться, а Герка любит пельмени. Встречавшие нас милицейские руководители еще у трапа самолета говорили: "Семеныч, банька топится, Яковлевич, пельмени варятся". Замечательно встречали! Конечно, это был заработок, но и интересно было безумно. Каждый месяц минимум по две поездки.

- Интересное было общение?
- Безумно! Мы были вроде жилетки, в которую можно все свои беды и проблемы выплакать. Такая живая исповедальня. И для кого? Для тогдашнего руководства! Часто вспоминаю встречу в волжском городке, которая проходила в самый разгар антиалкогольной кампании. Начальник местной милиции пригласил нас на правительственную дачу. Кроме нас за столом секретарь горкома партии и его комсомольский коллега. И вот милицейский чин осторожно спрашивает: "Не возражаете?". Я был не против. Генерал кивнул шоферу, тот разлил. Тут и пошло. И весь вечер высокопоставленные руководители объясняли нам, в чем ошибочность и несвоевременность этой самой антиалкогольной кампании.

- А веселые истории в поездках случались?
- Не без этого. Однажды в Комсомольске-на-Амуре принимал нас местный начальник милиции, молодой парень, здоровенный такой, настоящий профи. После одного из концертов заходит он к нам в гостиничный номер и дико хохочет. "Не поверишь, говорит, но только что мы по ориентировке взяли одного вора в законе; жил он в этой же гостинице, этажом выше тебя, в таком же люксе". Я удивляюсь, что, мол, тут смешного. "А то смешно, отвечает милиционер, что очень он был огорчен тем, что не успел обворовать ваш номер. Я ему говорю, мол, у них и брать нечего, артисты ведь. А он в ответ: "Не понимаешь ты, начальник. Не в этом суть. Представляешь, какой бы звон по зоне пошел, что я самих знатоков обнес!"

- Леня, когда у артиста брат √ инженер или, скажем, врач, это понятно. А вот когда брат - писатель, это как?
- Это хорошо! Правда, на концертах обязательно должен читать только Александра Каневского. Во избежание скандала в семье (улыбается). Впрочем, я делаю это с удовольствием. И очень давно.

- А острая критика допустима?
- Допустима, но только профессиональная. В последние годы мы стали больше беречь друг друга. Главное - дружим.

- В Израиле открылся русскоязычный телеканал, и ты дебютировал в новом качестве┘
- В совершенно неожиданном! Когда мне предложили вести передачу "Хочу все съесть", я вначале отказался. Потому что это передача Андрюши Макаревича. Мне сказали, что она будет немножко другой. Я поставил условие, чтобы она была совсем другой, моей передачей. Я хотел и хочу, чтобы блюда и рецепты в этой программе были "родом" из моих встреч, моих застолий, моих поездок. У программы замечательный автор Ганна Слуцки, но она дает общую канву. Я же хочу больше воспоминаний о своих друзьях, об их фирменных рецептах.

- Тебе самому программа нравится?
- А я видел не все, только четыре выпуска.

- Ну и как?
- Парочка ничего (смеется). Да, и народ смотрит.

- А когда ты был гостем Макаревича в "Смаке", уже знал, что будешь делать свою кулинарную программу?
- Даже не догадывался! Я не хочу копировать программу Андрея, хотя очень его люблю. Мне не интересно делать "телеповаренную книгу". Это должна быть программа-воспоминание, с моими байками и жизненными историями. Поэтому я многое хочу в ней изменить. А если перемен не будет, то вовсе перестану ее делать.

- Макаревич сделал программу "Смак", а сейчас в Москве есть ресторан "Смак".
- Да, потрясающий!

- Когда я смогу отужинать в твоем ресторане "Хочу все съесть"?
- О, маленькая страна, здесь это гораздо сложнее. Хотя, дай срок, все может быть.

- Как видятся тебе перспективы нового телеканала?
- Считаю, что он обречен на успех. В Израиле еще много лет будут широко востребованы русскоязычные СМИ. Людям, приехавшим после сорока, они необходимы для комфортной жизни. "Русская улица" в Израиле более оформлена, чем в США или Германии. Там она какая-то более эмигрантская, если так можно выразиться. Здесь же я ощущаю себя дома. Недавно в Москве, во время застолья, я закончил тост такими словами: "Очень не хочется уезжать из дома, но чертовски хочется домой!"

- А дом у тебя, точнее, квартира, как мне известно, съемная.
- Да.

- Это продуманный выбор?
- Я привык жить в центре, еще с Москвы. И в Тель-Авиве живу в центре, в прекрасном районе.

- Надеюсь, в районе Бавли?
- Рядом (смеется). Купить там квартиру безумных денег стоит, а мне бы не хотелось урезать себя в чем-то. Полмира живет в снятых квартирах, и я живу, и прекрасно себя чувствую.

- Это заметно. Ты прекрасно выглядишь. Как-то поддерживаешь форму?
- Я артист, и обязан это делать. Посещаю тренажерный зал, бассейн.

- Диета?
- На сладкое стараюсь не налегать, но застолья люблю.

- То есть за минусом сладкого, но с горьким и соленым?
- Есть такое дело! Одна проблема: всех застолий физически не осилить. Из России на гастроли постоянно приезжают друзья, знакомые, коллеги. Ну не могу я посидеть с каждым! Некоторые обижаются. Друзей, конечно же, в гости приглашаю.

- Тебе, Леня, положительно нужно открыть ресторан!..

Беседовали мы с Леонидом Каневским предельно откровенно. Лишь однажды он уклонился от ответа. В тот момент, когда я поинтересовался, не приведет ли его поездная встреча с Владимиром Куниным к повышению полковника Томина до генеральского чина. В ответ Леня лишь загадочно улыбнулся. Меня это не расстроило. Есть же и другой "первоисточник", подумал я, и позвонил в Мюнхен.

- Я заканчиваю работу над двухтомником "Кыся интернешнл", откликнулся классик.

- А затем?
Ответа вновь не последовало. Это и позволило мне сделать вывод, что народные идеи иногда находят воплощение.

Леонид Каневский

Леонид Каневский родился 2 мая 1939 года в Киеве. Его родители к искусству отношения не имели. Правда, мама в юности училась в Киевской консерватории, но в семнадцать лет вышла замуж, и с консерваторией пришлось распрощаться. Отец же по профессии был технологом-фруктовщиком. Он очень любил свою профессию и хотел, чтобы и сын пошел по его стопам.
Юный Леонид, однако, мечтал совсем о другом. С одиннадцати лет он хотел стать артистом. Окончив школу, семнадцатилетний паренек отправился покорять Москву.
Поступить в театральное оказалось совсем не просто. В Школу-студию МХАТ Леонида не приняли. Великий Масальский, сложив пальцы трубочкой и приставив ее (трубочку) к глазу, сказал: «Не наша фактура!». То же самое его ждало и Щепкинском училище. Вновь юноша услышал, что не подходит по фактуре.
Удача Каневскому улыбнулась в Театральном училище им. Б.В. Щукина. Он был зачислен на курс Веры Константиновны Львовой. Здесь же ему довелось учиться у замечательных педагогов Цецилии Львовны Мансуровой и Владимира Георгиевича Шлезингера. Педагогом по художественному слову был знаменитый чтец Яков Михайлович Смоленский. Вместе с Леонидом Каневским учились: Василий Ливанов, Андрей Миронов, Зиновий Високовский и Ольга Яковлева.
По окончании в 1960 году Щукинского училища Леонид Каневский был принят в труппу Московского театра имени Ленинского комсомола. В 1967 году он перешел в Театр на Малой Бронной.
Дебютировал Леонид Каневский в кино в 1965 году, снявшись в сказке «Город мастеров». А спустя три года на экраны вышла искрометная комедия «Бриллиантовая рука». Каневскому досталась совсем небольшая, почти эпизодическая роль контрабандиста. Начинающий актер сам придумал текст, придумал, как все это обыграть, и роль получилась удивительно смешной, запоминающейся. Это был его первый большой успех.
Всесоюзную славу актеру принесла роль майора Томина в знаменитом телесериале «Следствие ведут Знатоки». Первые четыре фильма вышли в 1971 году и сразу обеспечили главным героям невероятную зрительскую любовь. В какой то степени этот успех был прогнозируемым. Детективный, лихо закрученный сюжет, обаятельные и такие непохожие Знаменский (Георгий Мартынюк), Томин (Леонид Каневский) и Кибрит (Эльза Леждей) – это и стало залогом популярности. Но вот то, что сериал затянется на многие-многие годы, вряд ли кто ожидал. На протяжении двух десятилетий зрители с неослабевающим интересом следили за очередными расследованиями Знатоков.
Не меньшей любовью Знатоки пользовались и у правоохранительных органов. Знаменитые концерты, посвященные Дню Милиции, практически никогда не обходились без их выступлений. Вспоминает Леонид Каневский: «И вообще, в Союзе не было такого горотдела милиции, который бы не приглашал нас выступить. Нас передавали, как эстафетную палочку. Знали, например, что я люблю париться, а Герка обожает пельмени. Встречавшие нас милицейские руководители еще у трапа самолета говорили: «Семеныч, банька топится. Яковлевич, пельмени варятся». Замечательно встречали! Конечно, это давало заработок, но и интересно было безумно. Каждый месяц - минимум по две поездки. <…> Мы были чем-то вроде жилетки, в которую можно все свои беды и проблемы выплакать. Такая себе живая исповедальня. И для кого? Для тогдашнего руководства!»
О популярности Знатоков говорит такой факт. Однажды в Комсомольске-на-Амуре милицией был задержан вор в законе, живший в одной гостинице с артистами. Узнав, о том какие соседи проживали рядом с ним, он был невероятно огорчен, что не успел ограбить их. На удивленный вопрос начальника милиции, мол, что у них, артистов, и брать то нечего, тот ответил: «Не понимаешь ты, начальник. Не в этом суть. Представляешь, какой бы звон по зоне пошел, что я ЗнаТоКов обнес!»
При такой популярности и длительности сериала, Каневский не стал актером одной роли. Актер много и интересно снимался. При этом играл он преимущественно характерные роли. Удивительно, но его майор Томин да еще эпизод в картине «Весна на Одере» стали единственными положительными ролями в кино. Каневский с присущей ему легкостью и изяществом играл всевозможных жуликов, воров, гангстеров, хулиганов, или просто отрицательных типов.
Все прекрасно помнят, например, его господина Бонасье в приключенческом фильме «Д’Артаньян и три мушкетера» (1979). Как и в «Бриллиантовой руке», вновь небольшая, эпизодическая роль, и вновь успех, который стал для актера, по его собственному признанию, «полнейшей неожиданностью, хотя и очень приятной». Замечательным оказался его дуэт с Леонидом Ярмольником в детском фильме «Пеппи-Длинный чулок» (1984), где они изобразили двух жуликов-воров – Карла и Блона.
Начало 90-х. С развалом Советского Союза, стали приходить в упадок театры и кино. Многие актеры оставались без работы. Леонид Каневский вспоминает: «В то время вообще театры пустовали. Дикое было ощущение, совершенно непривычное. Понимаешь, невостребованным оказался не я, а дело, которому я служил и служу. В то тяжелое время людям было не до спектаклей. Как раз тогда Женя Арье носился с идеей создания русскоязычного театра в Израиле, собирал труппу, пригласил и меня. Я его хорошо знал, поверил и решил в свои пятьдесят круто изменить свою жизнь».
Так в 1991 году Леонид Каневкий оказался в Израиле, в Тель-Авиве, став вместе с Евгением Арье одним из основателей Театра «Гешер» («Мост»). «На первых порах было чудовищно тяжело... Трудностей хватало. Например, однажды мы четыре месяца не получали зарплату. Старая закалка помогла все это перенести. А затем театр начал развиваться, набирать обороты. Талант Жени Арье, его огромная энергия принесли свои плоды» - рассказывает Леонид Каневский.
Очень скоро театр приобрел в Израиле большую популярность, а для актеров, в том числе и для Каневского, стал настоящим домом. Здесь им было сыграно множество разнообразных ролей. Любимыми спектаклями Леонида Семеновича являются «Дело Дрейфуса», «Три сестры», «Деревушка», «Раб», «Шоша».
Там же в Израиле Каневский проявил себя в новом качестве – ведущего телепрограммы. Когда открылся русскоязычный телеканал, он был приглашен вести передачу «Хочу все съесть». Каневский согласился вести эту программу при одном условии - если она не будет копией программы Андрея Макаревича «Смак». В результате появилась новая интересная передача, которую смотрит в буквальном смысле вся страна.
А что же кино? Леонид Каневский продолжал немало сниматься. Только теперь талантом актера уже наслаждались израильские зрители. Он сыграл в довольно известных израильских фильмах: «Опоздавшая свадьба», «Электрический человек», «Еврейская месть» (роль - пятидесятилетний репатриант Натан) и других.
Со своей будущее женой Анной Леонид Каневский познакомился в 1967 году. Анна - дочь известного актера Ефима Березина – знаменитого Штепселя из киевского дуэта «Тарапунька и Штепсель», который многие годы блистал на эстрадных подмостках Советского Союза. Программы для этого дуэта писал Александр Каневский - старший брат Леонида. Он то и познакомил их. А поженились Леонид и Анна лишь спустя восемь лет.
Анна по профессии - филолог, переводчик с английского и польского языков. В 1977 году у них родилась дочь Наташа. Она окончила театральный факультет Тель-Авивского университета. По специальности Наталья - театральный дизайнер, работает на израильском телевидении.
С января 2006 года по настоящее время Леонид Семёнович Каневский — ведущий документального сериала «Следствие вели…» на «НТВ». Параллельно актёр продолжает играть в театре «Гешер». в 2009 году снялся в сериале «Семин».
Каневский сыграл роли в более чем семидесяти фильмах и много ролей в театральных спектаклях. Награждён орденом Дружбы (20 апреля 2010).
Женат на дочери знаменитого «Штепселя» (Ефима Березина) Анне Березиной. Родной брат — писатель-сатирик Александр Каневский.