Следствие вели... с Леонидом Каневским. Великий Монгол

Все серии


Следствие вели... с Леонидом Каневским. Великий Монгол

Loading...

В 1972 году на связь с правоохранительными органами вышли известные московские «воры в законе». Лидеры криминального мира предоставили шокирующие данные о коррупции среди партийного аппарата и торговых работников. По их словам, в СССР появилась организованная преступность, неподконтрольная «ворам в законе». Возникла угроза существования всей страны, поскольку взяточники и казнокрады налаживают тесные связи с заграничным криминальным миром и даже спецслужбами.
В это время сыщики Московского уголовного розыска начинают разработку одной из первых банд «нового типа» — банды Монгола.

Фильмы демонстрируются на основании стандартной лицензии Youtube



Карьков, Геннадий Александрович (1930—1994) — известный советский вор в законе, один из пионеров современного преступного мира.
Karkov.png

Биография

Геннадий Карьков родился в Москве в 1930 году. В начале 1960-х годов он был приговорён к 3 годам лишения свободы за совершение кражи. Наказание он отбывал в колонии общего режима в городе Боровск. После отбытия срока, в 1969 году, приехал в Москву. Проработав некоторое время в межколхозной строительной организации, Карьков решил заняться криминальным промыслом. Карькова как преступника выделяла редкостная сообразительность, смекалка, самостоятельность, резкость в своих суждениях и поступках. Всё делать он предпочитал лично.

Преступная группировка Монгола

В начале 1970-х годов Карьков, получивший за свою азиатскую внешность в уголовной среде прозвище «Монгол», собрал порядка тридцати человек в банду, которую возглавил лично. По некоторым данным, в преступную группировку входило в общей сложности 50-60 человек. Главными лицами в банде стали Вячеслав Иваньков по прозвищу «Япончик» (одна из версий появления клички Иванькова — так окрестил его именно Карьков), а также уголовник по кличке «Битумщик» и психически больной наркоман Палач (именно он впоследствии пытал жертв банды).

Начиная с 1971 года, банда начала совершать разбойные нападения на квартиры высокопоставленных лиц. Жертвы зачастую даже не обращались в милицию, поскольку там их могли спросить о происхождении похищенных вещей. В числе жертв банды — фарцовщики, цеховики, коллекционеры, работники торговли и сферы обслуживания.

Банда отличалась крайней жестокостью — отказывавшихся выдавать деньги и ценности вывозили в лес, где пытали их. Пытки были самыми разнообразными, причём применялись как физические, так и психические. Жертв вешали на деревьях, а когда они начинали задыхаться, резко обрезали верёвку. Некоторых клали в гроб, и пилили ножовками. Как правило, после подобных акций ломались все.

Группировка одной из первых в СССР стала заниматься вымогательством у подпольных миллионеров, то есть тем, что впоследствии назовут «рэкетом». Это было прямым нарушением воровского закона, то есть основного закона преступного мира Советского Союза.

Вскоре Монгол и ещё 31 человек из его банды были арестованы. Следствию удалось доказать лишь два эпизода преступлений. Суд приговорил Геннадия Карькова к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима. На воровском «сходняке» Монгола призвали к ответу за нарушение воровского закона. Однако никаких репрессивных мер в отношении него не последовало — ведь вся вина Карькова состояла лишь в том, что он был первым, кто стал заниматься данным видом криминального промысла. Через несколько лет Монгол стал вором в законе, а в конце 1970-х годов на всесоюзной воровской «сходке» в Кисловодске воры приняли решение о том, что необходимо брать деньги с цеховиков и фарцовщиков. Так зародилась новая криминальная формация — капитал стал сращиваться с криминалом.

Дальнейшая судьба

Монгол освободился в 1986 году, отсидев полностью свой срок. В начале 1990-х годов он был смотрящим за некоторыми районами Москвы, купил себе дом во Франции. Однако вскоре Карьков тяжело заболел раком, и скончался в Подольской онкологической клинике в 1994 году.


«Следствие вели…» — цикл документальных передач телеканала НТВ о самых громких преступлениях, совершённых в СССР. Повествование сопровождается рассказами о повседневной жизни советских граждан. Ведущий — Леонид Каневский.
Документальные телефильмы посвящены уголовным делам с 1917 по 1991 годы. Некоторые из них стали сюжетами фильмов и книг, другие же долго оставались под запретом упоминания из цензурных соображений. Помимо рассказов о достижениях отечественной криминалистики, данной телепередаче свойственно, как заявляет официальный сайт телеканала, «не просто рассказать о преступлениях и злоумышленниках советского времени, а показать ушедшую эпоху так, чтобы молодые зрители смогли прочувствовать дух ушедшего времени, а зрители постарше — ностальгию по прошлому». С этой целью в фильмах не просто рассказывается о преступлениях, но и дается объяснение бытовых деталей советского времени, которые могут быть непонятны молодому телезрителю (например, объясняют, зачем надо было собирать макулатуру, чтобы получить томик Дюма, или наглядно показывают на продуктовой корзине, какое огромное количество еды можно было купить на 30 рублей).
Название цикла является отсылкой к циклу советских и российских детективных телефильмов 1970-х — 2000-х годов «Следствие ведут знатоки», где Леонид Каневский исполнил одну из главных ролей.
Каневский говорит об истории создания телепередачи: «…это вообще моя программа. Мне как-то позвонили из Москвы, и американский продюсер Дэвид Гамбург, который работает в России, предложил мне этот проект. Именно мне было предложено как бы „вести“ — озвучивать и комментировать — самые громкие дела советской эпохи, то есть времени, которое я прожил и которое я знаю. Я прельстился тем, что проект „Следствие вели…“ должен был стать не просто документальным фильмом, констатацией фактов. В программе факты передаются через мою интонацию, видно мое личное отношение к событиям, к людям, к тому времени, к той эпохе. Мне это показалось интересным». Он оговорил право на свою точку зрения: «Кто-то был осужден, кто-то еще от чего-то пострадал, кто-то был невиновен — наша программа выдвигает свою версию происшедшего, и в этом очень важно мое восприятие тех событий. Меня же зритель воспринимает как автора, рассказчика, исследователя, который сам покопался в архивах». Каневский в своем интервью рассказывает, как подбираются темы передач: «темы ищут журналисты, подбирают интересные сюжеты, их принимают редакторы, готовится сценарий, а потом уже съемочная группа выезжает на место и снимает реконструкцию того, что происходило много лет назад. Порой приходится давить своим авторитетом, чтобы помогли найти, разыскать, открыли доступ к архивам. Главная наша задача — встретиться с теми, кто вел тогда следствие, показать их, дать информацию из первых рук. Во все времена главными героями были те профессионалы, которые делали своё дело, делали его сильно, точно, честно». Еще в начале проекта он поставил условие авторского начала в передаче: «была договоренность: я говорю о том времени — времени счастливом и грустном, драматическом и смешном, радостном и печальном, — которое было, в котором я жил, наблюдал, знал и понимал. И вот наша программа идет по телевидению уже шестой год. Я считаю, нам удалось выдержать заданный тон. (…) Я хочу рассказать о времени, о взаимоотношениях между людьми, о том, как они жили, как общались».