Следствие вели... с Леонидом Каневским. Жестокий маскарад

Все серии


Следствие вели... с Леонидом Каневским. Жестокий маскарад

Loading...

Рига, 1974-й год. Преступник убивает водителя инкассаторской «Волги», занимает его место и целый день возит инкассаторов, дожидаясь удобного момента для нападения. В багажнике автомобиля прячется сообщник убийцы... Ограбление инкассаторов около рижского кафе «Турайда» становится самым крупным в истории советской Латвии. Преступников ищет все население республики.

Фильмы демонстрируются на основании стандартной лицензии Youtube



Рижские гангстеры

По уровню благосостояния людей в СССР прибалтийские республики всегда лидировали. Туда даже кинематографисты приезжали, чтобы специально снимать фильмы про заграничную жизнь. Однако, несмотря на эту "заграничность", преступность в Прибалтике хоть и была чуть меньше, чем в других советских республиках, однако ненамного. И порой там такое случалось, что резонанс приобретало всесоюзный. Например, знаменитое нападение на инкассаторов 74-го года, которое стало поводом не только для газетного очерка в популярной газете, но и для создания документального фильма, показанного по ЦТ.
Эта история началась в новогоднюю ночь 1974 года, когда двое жителей Риги - 32-летний таксист Красовский и его 23-летний приятель Мезис - сразу после боя курантов на Спасской башне Кремля сели обсуждать своё будущее нападение на инкассаторов. Инициатором этой идеи был Красовский. Работая в таксопарке, он пару раз выезжал на своей служебной машине в город для перевозки инкассаторов (в те годы у инкассаторской службы своих машин не было, и она арендовала их в таксопарках). Во время этих выездов Красовский убедился в том, что перевозка денег осуществляется крайне небрежно, и задумал этим воспользоваться. План его был прост, но оригинален.
Злоумышленники должны были заранее узнать имя того таксиста, кому в день икс предстояло везти инкассаторов (это дело брал на себя Красовский), выманить его за город и убить. Его место в машине занимал Красовский, а Мезис должен был спрятаться в багажнике. На последнем пункте сбора денег грабители неожиданно нападали на инкассаторов, овладевали деньгами и скрывались на этой же машине. Машину вместе с телами инкассаторов предполагалось затем утопить в Даугаве.
Мезису план понравился. Да иначе и быть не могло. Красовский был его кумиром, он чуть ли не в рот ему смотрел. И с программными словами Красовского Мезис согласился безоговорочно. А сказано было следующее: "Если ты так будешь жить, Мезис, то прокоптишь свою жизнь некрасиво и скучно. В жизни надо гореть и рисковать, гибнуть и возрождаться. Хватать большую копейку и не жалеть её. Вот возьмём мы с тобой большой кусок, уедем далеко-далеко, где нас никто не найдёт. И начнём новую жизнь". Однако осуществить задуманное без сучка и задоринки у рижских гангстеров не получилось.

Как мы помним, план преступников состоял в том, чтобы убить водителя такси, на котором должна была произойти перевозка денег, и занять его место. Другой грабитель должен был спрятаться в багажнике. За пару дней до дня икс Красовский узнал имя таксиста, кому выпала участь быть убитым (поскольку сам Красовский работал в этом же таксопарке, навести соответствующие справки ему не составило особого труда). На рассвете 9 января Красовский пришёл к Мезису с портфелем в руках. В последнем находились орудия убийства: обрубок металлической трубы и укороченный рог от вил, перевязанный изоляционной лентой. Злоумышленники поехали к таксопарку.
Там они разделились: Красовский остался на улице, а Мезис отправился внутрь, чтобы уговорить таксиста отвезти их с другом за город. За эту поездку Мезис должен был посулить таксисту хорошие деньги (Красовский так и сказал подельнику: мол, не скупись, всё равно этих денег он не увидит). Однако злоумышленников ждало неожиданное известие. Таксист наотрез отказался от загородной поездки, не клюнув даже на приличный заработок, предложенный ему Мезисом. Когда Красовский узнал об этом, он чуть не убил в ярости своего подельника. Но потом малость остыл и стал лихорадочно прикидывать в уме другие варианты. Выход нашёлся довольно быстро. В этот же день из этого же таксопарка должен был выехать на обслуживание инкассаторов ещё один таксист - Инар Карпов. Правда, он считался кумом Красовского - несколько лет назад обслуживал в качестве водителя его свадьбу. Но Красовского это уже мало волновало: ему нужны были деньги, он уже завёлся, и остановить его могла разве что собственная смерть.
Учитывая его хорошие отношения с Карповым, миссию переговорщика взял на себя Красовский. Карпов поначалу тоже отказывался, но Красовский сумел-таки убедить его отвезти их за город. Во-первых, денег больших посулил, во-вторых, пообещал купить его ребёнку дефицитной рыбы. Из города они выехали около трёх часов дня. Ехали примерно полчаса. Когда достигли безлюдного участка трассы, Красовский подал незаметный сигнал Мезису, который занял место на заднем сиденье, за водителем. Мезис достал из портфеля рог от вил и вонзил его в шею Карпову. Но убить таксиста с первого раза не получилось.
Всего лишь раненный, Карпов не потерял сознания и стал отбиваться. Красовский попытался ударить его металлической трубой, но в тесном салоне нанести точный удар ему тоже не удалось. А Карпов тем временем сумел открыть дверцу и вывалился в снег. Преступники бросились следом. Если бы Карпов не был ранен в шею и плечо, он, пожалуй, ещё имел бы шанс вскочить на ноги и убежать от своих убийц. Но он был уже на последнем издыхании. Лёжа в снегу и отбиваясь от наседавших на него душегубов, Карпов из последних сил умолял их: "Ребята, только не убивайте. Я же вам ничего не сделал". Но всё было тщетно. Почувствовавшие запах крови убийцы не собирались оставлять его в живых. Долгую борьбу довершил удар Мезиса - рог от вил вонзился в спину таксиста.
Отдышавшись, преступники подняли тело жертвы и отнесли в багажник. Надо было быстрее возвращаться в город, поскольку в пять вечера такси должно было забрать инкассаторов. Однако по дороге пришлось сделать вынужденную остановку. Мезис внезапно услышал, что из багажника доносятся стоны. "Жив, гад!" - выругался Красовский. Мезис схватил всё тот же рог от вил, открыл багажник и несколько раз ударил Карпова в грудь. Но это было уже лишним, поскольку к тому моменту таксист уже скончался. А шум, который они услышали, создавался воздухом, который выходил из лёгких убитого. Чтобы не везти тело Карпова в город, его оставили в лесу, в одной из канав, припорошив снегом. Въехав в город, бандиты остановились у первой же аптеки. Там они купили вату, бинты и валидол. Всё это понадобилось Красовскому, который в схватке с Карповым получил ранение (таксист прокусил ему руку до крови). Затем в магазине напротив подельники купили бутылку водки, из которой сделали по нескольку глотков за успех начатого дела. Закусили шоколадками, которые купили на бульваре Кронвальда.
Заехав на один из пустырей, преступники очистили багажник от крови жертвы, после чего туда лёг Мезис. Причём Красовский приказал подельнику снять с себя нейлоновую куртку, которая своим шуршанием могла привлечь внимание инкассаторов. Впоследствии окажется, что этот приказ сыграет с преступниками злую шутку. Закрыв друга в багажнике, Красовский вернулся в машину, где произвёл последнее действие - сломал кнопочное устройство на задней двери, чтобы инкассатор не смог потом оттуда выбраться. И только после этого такси взяло курс к городскому банку.
Как и предполагали злоумышленники, ни у одного из инкассаторов не появилось даже тени подозрения относительно сопровождавшего их таксиста. Поэтому они спокойно сели в автомобиль и в течение часа объехали все пункты назначения. За это время была собрана увесистая сумка с деньгами. Последним пунктом назначения оказался магазин на улице Лубанас. Когда один из инкассаторов скрылся в его дверях, Красовский вышел из машины, якобы для того, чтобы покурить. На самом деле он отправился открывать багажник. Сделав это, он занял место у передней дверцы, чтобы встретить первого инкассатора. А Мезис в это время должен был подкрасться к задней дверце и напасть на второго инкассатора. Однако Красовский успел заметить, как странно двигается его напарник.
Вместо того чтобы в несколько прыжков достичь двери, Мезис, буквально скрючившись в три погибели, мелкими шажками стал подбираться к заветной дверце. Истина вскроется чуть позже. Оказывается, за час пребывания в холодном багажнике, да ещё без куртки, Мезис настолько окоченел, что с трудом не только двигался, но и соображал. Вот почему, когда он наконец достиг дверцы и увидел, как инкассатор стал растирать себе руками тело, чтобы согреться, ему померещилось, что тот потянулся за пистолетом. И Мезис... засеменил прочь от машины. Увидев это, Красовский буквально лишился дара речи. А когда он наконец опомнился, было уже поздно - Мезис оказался слишком далеко, а тут и первый инкассатор вернулся из магазина. И пришлось Красовскому садиться в "Волгу" и гнать её обратно в банк.
Расставшись с инкассаторами, Красовский вернулся в таксопарк. Настроение у него было подавленное, он буквально с трудом ворочал языком. Однако на вопрос диспетчера, почему место в машине занимает он, а не Карпов, Красовский всё-таки ответил: мол, тот заболел и попросил его подменить. Подвоха в этом ответе диспетчер не обнаружил. И тут же выписал Красовскому ещё один наряд на обслуживание двух других инкассаторов. Красовский поначалу хотел отказаться, но потом понял - это судьба. "Или сейчас, или никогда", - решил он и отправился по указанному адресу.
Как и в первом случае, объезд точек у инкассаторов занял примерно около часа. Последняя точка - кафе "Турайда". Здесь Красовский допустил самую главную свою оплошность (видимо, от напряжения утратил бдительность): сообщил инкассаторам, что в этом кафе у него работает знакомая девушка. Потом этот факт поможет следствию установить его личность. Но вернёмся к ограблению. Пока один из инкассаторов отправился в кафе, Красовский выхватил из портфеля обрубок трубы и ударил им второго инкассатора - студента-заочника Ленинградского политехнического института Чернышёва. Тот упал. Красовский схватил с сиденья мешок с деньгами и бросился бежать. В это время Мезис был уже дома. Раздевшись, попросил мать постирать ему брюки, а сам уселся перед телевизором. Причём мать отметила странную вещь: раньше сын любил смотреть только детективы и хоккей, а теперь смотрел всё подряд. Даже нелюбимые им новости. Однако свои мысли мать оставила при себе и безропотно отправилась стирать брюки сына, на которых были какие-то странные бурые пятна.
Но вернёмся к месту происшествия - к кафе "Турайда". Милиция прибыла туда через 10 минут после сообщения о случившемся, и сразу же в районе начала действовать операция "Кольцо". Однако задержать налётчика по горячим следам не удалось. К тому моменту Красовский уже успел на попутном транспорте выскочить за пределы города. Тогда сыщики, всё ещё убеждённые, что это Карпов, а не Красовский, наведались домой к таксисту. Дверь открыла его жена. Она сообщила, что муж около четырёх часов дня ушёл из дому и до сих пор не вернулся. Когда ей объявили, что он подозревается в тяжком преступлении, она не поверила. "Да он же мухи не обидит!" - сообщила она поздним визитёрам. Но те на всякий случай произвели в доме обыск, изъяли некоторые личные вещи Карпова.
Тем временем Красовский добрался до своей любовницы, проживавшей в местечке Румбуле, рядом с аэропортом. Поскольку явился он к ней не с пустыми руками, а с инкассаторской сумкой, скрывать происшедшее не было смысла. Поэтому Красовский честно признался женщине, что только что ограбил банк. Та в ужасе всплеснула руками. Но чуть позже, когда успокоилась, спросила: "Надеюсь, ты никого не убил?" Здесь Красовский соврал: "За кого ты меня принимаешь? Я гангстер, но не убийца. Меня мутит от одного вида крови". Удовлетворённая этим ответом, хозяйка отправилась ставить на плиту чайник.
Однако чай показался Красовскому плохим успокоителем нервов, и он отправил хозяйку в магазин за коньяком. Деньги на это он достал из инкассаторской сумки - 100 рублей. Поскольку магазины в столь поздний час уже не работали, женщина купила коньяк в ближайшем ресторане. Вернувшись, отдала Красовскому сдачу - 80 рублей. Но он их не взял, сказал: "Возьми себе, ребёнку что-нибудь купишь". Выпив примерно полбутылки, любовники принялись за пересчёт денег, находившихся в сумке. Считали долго. Насчитали 86 тысяч 47 рублей. Затем легли спать.
В шесть часов утра хозяйка встала: ей предстояло идти на работу, а сыну в школу. Красовский поднялся спустя два часа. Допил остатки коньяка и стал собираться в путь. Перед уходом оставил хозяйке короткую записку (написал одно слово: "Спасибо"), положил на видное место деньги за услуги - 800 рублей. Но, когда дошёл до двери, внезапно вернулся и забрал из оставленных денег 150 рублей. Решил, что этой суммы хозяйке вполне хватит.
Между тем сыщики выяснили, что нападение на инкассаторов совершил не Карпов. Помог милиции второй инкассатор - Бейнарович, который не опознал по фотографии Карпова грабителя. Он же вспомнил, что преступник хвастался, что в кафе у него работает знакомая девчонка. Её нашли достаточно быстро. Она тоже помогла следствию: во-первых, назвала настоящее имя бандита - Николай Красовский, во-вторых - представила его фотографию с дарственной надписью. Утром 10 января сыщики наведались в таксопарк, где работал Красовский. Там выяснилось, что разыскиваемый обладал весьма скандальным характером, несколько раз после обильных возлияний задерживался милицией. Стали искать тех, с кем он обычно выпивал. И тогда всплыла фамилия некоего Мезиса, прежде судимого. В 10 часов утра эксперт НТО уже докладывал руководителю следствия Кавалиерису о том, что отпечатки пальцев Мезиса, как и отпечатки пальцев Красовского, точно совпали с отпечатками, найденными на металлической поверхности трубы, опустившейся несколько часов назад на голову инкассатора.
В полдень того же дня Мезис был арестован у себя на квартире. Никакого сопротивления оперативникам он не оказал и сразу же во всём сознался. После этого следственная группа выехала в лес, к месту, где, по словам Мезиса, покоилось тело убитого шофёра Инара Карпова. Теперь предстояло арестовать Николая Красовского.
К тому времени тот уже покинул квартиру своей любовницы в Румбуле и пришёл... к другой своей знакомой - Ирине. Ей он тоже не стал врать, где достал деньги (правда, опять ни слова не сказал об убийстве), и эта женщина тоже не стала его прогонять. Он пообещал купить ей телевизор, а также дать денег на красивую жизнь. Окрылённая этими словами, хозяйка умчалась в магазин за выпивкой и закуской. А Красовский лёг отмокать в ванну. Потом перебинтовал рану на руке.
Между тем к середине дня из типографии вышла первая партия листовок с фотографией Красовского, в которых были перечислены все его приметы и опубликована просьба ко всем гражданам Риги помочь в его розыске и задержании. В тот же день подобное объявление было передано по радио, а вечером телевидение дважды прерывало свои программы и обращалось к гражданам с просьбой: "Помогите найти убийцу!" Красовский об этом не знал, поскольку в те самые минуты, когда по ТВ показывали его фото, он с Ириной прятал на чердаке сумку с деньгами.
Свидетелем этой трансляции стал хороший знакомый Ирины, который днём видел её в компании с разыскиваемым на улице. Утром следующего дня - 11 января - этот знакомый явился в дом девушки и сообщил ей об увиденном. Та вроде бы ему не поверила: "Да мало ли что показывают по телевизору! К тому же ты просто мог обознаться". Но едва знакомый ушёл, Ирина бросилась к Красовскому: "Ты что натворил?" Тот ответил со злостью: "Не твоё дело!" Но этот инцидент испортил настроение обоим. В итоге спустя час Красовский наскоро собрался и ушёл, прихватив с чердака сумку с деньгами (кстати, одну пачку купюр, которая случайно завалится в щель, Ирина присвоит себе, но ненадолго: во время обыска в её квартире она вынуждена будет вернуть её следователям).
В Риге между тем прошли похороны Инара Карпова. Хоронил его весь таксопарк, а во время самих похорон, когда траурная процессия двигалась по улицам города, сотни таксистов отдали своему коллеге дань уважения, проводив его в последний путь сигналами клаксонов. Убийца Карпова этого не знал, поскольку был далеко от Риги - в местечке Огре. Там он переночевал в пустой спортивной школе, дверь которой открыл обычным гвоздём. Ночевал прямо на матах. На следующий день, 12 января, он добрался до ближайшего хутора и в одном из заброшенных домов спрятал сумку с деньгами. Однако несколько тысяч рублей он положил себе в карман, намереваясь съездить в Ригу и там прибарахлиться. Он почему-то был абсолютно уверен в том, что милиция ни в чём его не подозревает.
В Риге Красовский зашёл в центральный универмаг и пробыл там больше часа. За это время истратил почти тысячу рублей: купил себе югославский серебристый костюм, золотые запонки за 148 рублей, золотые часы, браслет, ботинки, рубашку. Был счастлив неимоверно. Когда расплачивался с продавщицами, шутил, отпускал комплименты. Однако всё его хорошее настроение улетучилось уже спустя несколько минут после ухода из магазина. На улице он подошёл к стенду "Их разыскивает милиция" и увидел там свою физиономию. Как чёрт от ладана бросился бежать прочь. Но было поздно.
Задержал Красовского бдительный инспектор уголовного розыска Николай Крамаренко, который нёс дежурство на Рижском вокзале и в одном из спешащих к поезду людей опознал особо опасного преступника, ограбившего несколько дней назад инкассаторов. Захват грабителя произошёл молниеносно. Не дав Красовскому опомниться, сыщик заломил ему руки за спину и с помощью прохожих доставил в ближайшее отделение милиции. Так за три дня было раскрыто это дерзкое преступление. Результаты его были настолько беспрецедентны, что руководство МВД СССР буквально через три часа после задержания Красовского обратилось к кинодокументалистам с предложением создать на материале этого дела фильм. Предложение тут же было принято. Забегая вперёд, сообщу, что ещё до выхода фильма в свет состоялся суд над преступниками: Красовский и Мезис были приговорены к расстрелу.

Леонид Каневский

Леонид Каневский родился 2 мая 1939 года в Киеве. Его родители к искусству отношения не имели. Правда, мама в юности училась в Киевской консерватории, но в семнадцать лет вышла замуж, и с консерваторией пришлось распрощаться. Отец же по профессии был технологом-фруктовщиком. Он очень любил свою профессию и хотел, чтобы и сын пошел по его стопам.
Юный Леонид, однако, мечтал совсем о другом. С одиннадцати лет он хотел стать артистом. Окончив школу, семнадцатилетний паренек отправился покорять Москву.
Поступить в театральное оказалось совсем не просто. В Школу-студию МХАТ Леонида не приняли. Великий Масальский, сложив пальцы трубочкой и приставив ее (трубочку) к глазу, сказал: «Не наша фактура!». То же самое его ждало и Щепкинском училище. Вновь юноша услышал, что не подходит по фактуре.
Удача Каневскому улыбнулась в Театральном училище им. Б.В. Щукина. Он был зачислен на курс Веры Константиновны Львовой. Здесь же ему довелось учиться у замечательных педагогов Цецилии Львовны Мансуровой и Владимира Георгиевича Шлезингера. Педагогом по художественному слову был знаменитый чтец Яков Михайлович Смоленский. Вместе с Леонидом Каневским учились: Василий Ливанов, Андрей Миронов, Зиновий Високовский и Ольга Яковлева.
По окончании в 1960 году Щукинского училища Леонид Каневский был принят в труппу Московского театра имени Ленинского комсомола. В 1967 году он перешел в Театр на Малой Бронной.
Дебютировал Леонид Каневский в кино в 1965 году, снявшись в сказке «Город мастеров». А спустя три года на экраны вышла искрометная комедия «Бриллиантовая рука». Каневскому досталась совсем небольшая, почти эпизодическая роль контрабандиста. Начинающий актер сам придумал текст, придумал, как все это обыграть, и роль получилась удивительно смешной, запоминающейся. Это был его первый большой успех.
Всесоюзную славу актеру принесла роль майора Томина в знаменитом телесериале «Следствие ведут Знатоки». Первые четыре фильма вышли в 1971 году и сразу обеспечили главным героям невероятную зрительскую любовь. В какой то степени этот успех был прогнозируемым. Детективный, лихо закрученный сюжет, обаятельные и такие непохожие Знаменский (Георгий Мартынюк), Томин (Леонид Каневский) и Кибрит (Эльза Леждей) – это и стало залогом популярности. Но вот то, что сериал затянется на многие-многие годы, вряд ли кто ожидал. На протяжении двух десятилетий зрители с неослабевающим интересом следили за очередными расследованиями Знатоков.
Не меньшей любовью Знатоки пользовались и у правоохранительных органов. Знаменитые концерты, посвященные Дню Милиции, практически никогда не обходились без их выступлений. Вспоминает Леонид Каневский: «И вообще, в Союзе не было такого горотдела милиции, который бы не приглашал нас выступить. Нас передавали, как эстафетную палочку. Знали, например, что я люблю париться, а Герка обожает пельмени. Встречавшие нас милицейские руководители еще у трапа самолета говорили: «Семеныч, банька топится. Яковлевич, пельмени варятся». Замечательно встречали! Конечно, это давало заработок, но и интересно было безумно. Каждый месяц - минимум по две поездки. <…> Мы были чем-то вроде жилетки, в которую можно все свои беды и проблемы выплакать. Такая себе живая исповедальня. И для кого? Для тогдашнего руководства!»
О популярности Знатоков говорит такой факт. Однажды в Комсомольске-на-Амуре милицией был задержан вор в законе, живший в одной гостинице с артистами. Узнав, о том какие соседи проживали рядом с ним, он был невероятно огорчен, что не успел ограбить их. На удивленный вопрос начальника милиции, мол, что у них, артистов, и брать то нечего, тот ответил: «Не понимаешь ты, начальник. Не в этом суть. Представляешь, какой бы звон по зоне пошел, что я ЗнаТоКов обнес!»
При такой популярности и длительности сериала, Каневский не стал актером одной роли. Актер много и интересно снимался. При этом играл он преимущественно характерные роли. Удивительно, но его майор Томин да еще эпизод в картине «Весна на Одере» стали единственными положительными ролями в кино. Каневский с присущей ему легкостью и изяществом играл всевозможных жуликов, воров, гангстеров, хулиганов, или просто отрицательных типов.
Все прекрасно помнят, например, его господина Бонасье в приключенческом фильме «Д’Артаньян и три мушкетера» (1979). Как и в «Бриллиантовой руке», вновь небольшая, эпизодическая роль, и вновь успех, который стал для актера, по его собственному признанию, «полнейшей неожиданностью, хотя и очень приятной». Замечательным оказался его дуэт с Леонидом Ярмольником в детском фильме «Пеппи-Длинный чулок» (1984), где они изобразили двух жуликов-воров – Карла и Блона.
Начало 90-х. С развалом Советского Союза, стали приходить в упадок театры и кино. Многие актеры оставались без работы. Леонид Каневский вспоминает: «В то время вообще театры пустовали. Дикое было ощущение, совершенно непривычное. Понимаешь, невостребованным оказался не я, а дело, которому я служил и служу. В то тяжелое время людям было не до спектаклей. Как раз тогда Женя Арье носился с идеей создания русскоязычного театра в Израиле, собирал труппу, пригласил и меня. Я его хорошо знал, поверил и решил в свои пятьдесят круто изменить свою жизнь».
Так в 1991 году Леонид Каневкий оказался в Израиле, в Тель-Авиве, став вместе с Евгением Арье одним из основателей Театра «Гешер» («Мост»). «На первых порах было чудовищно тяжело... Трудностей хватало. Например, однажды мы четыре месяца не получали зарплату. Старая закалка помогла все это перенести. А затем театр начал развиваться, набирать обороты. Талант Жени Арье, его огромная энергия принесли свои плоды» - рассказывает Леонид Каневский.
Очень скоро театр приобрел в Израиле большую популярность, а для актеров, в том числе и для Каневского, стал настоящим домом. Здесь им было сыграно множество разнообразных ролей. Любимыми спектаклями Леонида Семеновича являются «Дело Дрейфуса», «Три сестры», «Деревушка», «Раб», «Шоша».
Там же в Израиле Каневский проявил себя в новом качестве – ведущего телепрограммы. Когда открылся русскоязычный телеканал, он был приглашен вести передачу «Хочу все съесть». Каневский согласился вести эту программу при одном условии - если она не будет копией программы Андрея Макаревича «Смак». В результате появилась новая интересная передача, которую смотрит в буквальном смысле вся страна.
А что же кино? Леонид Каневский продолжал немало сниматься. Только теперь талантом актера уже наслаждались израильские зрители. Он сыграл в довольно известных израильских фильмах: «Опоздавшая свадьба», «Электрический человек», «Еврейская месть» (роль - пятидесятилетний репатриант Натан) и других.
Со своей будущее женой Анной Леонид Каневский познакомился в 1967 году. Анна - дочь известного актера Ефима Березина – знаменитого Штепселя из киевского дуэта «Тарапунька и Штепсель», который многие годы блистал на эстрадных подмостках Советского Союза. Программы для этого дуэта писал Александр Каневский - старший брат Леонида. Он то и познакомил их. А поженились Леонид и Анна лишь спустя восемь лет.
Анна по профессии - филолог, переводчик с английского и польского языков. В 1977 году у них родилась дочь Наташа. Она окончила театральный факультет Тель-Авивского университета. По специальности Наталья - театральный дизайнер, работает на израильском телевидении.
С января 2006 года по настоящее время Леонид Семёнович Каневский — ведущий документального сериала «Следствие вели…» на «НТВ». Параллельно актёр продолжает играть в театре «Гешер». в 2009 году снялся в сериале «Семин».
Каневский сыграл роли в более чем семидесяти фильмах и много ролей в театральных спектаклях. Награждён орденом Дружбы (20 апреля 2010).
Женат на дочери знаменитого «Штепселя» (Ефима Березина) Анне Березиной. Родной брат — писатель-сатирик Александр Каневский.